pwrst (pwrst) wrote,
pwrst
pwrst

Categories:

Катастрофа лета 1941 года. Начало Великой Отечественной войны

Предлагаем Вашему вниманию эксклюзивное интервью газете «Вестник города» эксперта по военным и оборонным вопросам Экспериментального Творческого Центра (ЭТЦ) Юрия Бедросовича Бардахчиева, любезно согласившегося ответить на наши вопросы, приуроченные к печальной дате нашей истории – 22 июня 1941 года, дате начала Великой Отечественной войны.

- Литературы, как научной, так художественно-исторической о событиях 22 июня 1941 на границе СССР и нацистской Германии и о начале Великой Отечественной Войны написано много. Но что говорят факты, а не мнения? Что же происходило в этот важнейший для нашего народа день?

- Литературы о войне, действительно, огромное количество. Но как это ни парадоксально, очень многие эпизоды войны и даже крупнейшие стратегические сражения до сих пор не до конца прояснены, мотивы ряда поступков и советского, и нацистского военного руководства не до конца поняты. Все это, а также сознательная фальсификация исторических данных о войне порождает массу мифов, домыслов, полуправды, манипуляций.

Для понимания смысла войны очень важно внимательно изучить имеющийся исторический материал, отделить правду от лжи. Это важно не только историкам, специалистам, но всем нам. Потому что Победа в войне – это общее достояние каждого гражданина нашей страны, главное и почти единственное великое событие, которое еще скрепляет нас в единый народ.

Так что же произошло 22 июня 1941 года?

В этот день нацистская Германия, которая более трех месяцев концентрировала свои войска на границе с СССР, – неожиданно и вероломно напала на Советский Союз. Агрессия началась с тотальных бомбардировок приграничных городов и, главное, военных аэродромов. Затем двинулись танковые колонны, а вслед за ними моторизованные и пехотные части.

Ожидали ли мы нападения? Да, ожидали. Могли ли предотвратить? Нет, не могли. По многим причинам. Нельзя было мобилизовать и выдвинуть войска к границе – Германия могла заявить, что СССР готовится на нее напасть. Нельзя было скрытно сконцентрировать войска на передовом рубеже обороны – немецкая авиаразведка вела постоянное наблюдение с высоты, недоступной для наших истребителей и зенитных орудий. Наша разведка, в свою очередь, давала крайне противоречивые сведения о дате начала нападения (вопреки устоявшемуся мнению, и легендарный Зорге тоже не давал точных сведений).

Наши приграничные округа еще не были полностью готовы к обороне – часть дивизий только подтягивалась к границе, часть все еще находилась на летних сборах и лагерях, многие части находились в процессе переформирования. Кроме того, наша армия объективно была слабее немецкой: был серьезный недокомплект командного состава армии, особенно хромала её боевая подготовка. Той армаде, которая двинулась с западной границы, противостоять было крайне сложно.

- Последние 20 лет мифология вокруг первого периода ВОВ и действий Красной Армии, к сожалению, не утихает. С чем мы подошли к лету 1941 года? Какова была реальная военная стратегия СССР в случае нападения Германии? А что приготовила военная машина Германии против СССР?

- В основном вся эта мифология строится на двух посылах.

Во-первых, утверждается, что накануне нападения фашистской Германии на СССР Красная Армия была качественно и количественно сильнее агрессора. А это, конечно, было не так.

Во-вторых, утверждается, что весь командный состав Красной Армии (70 тысяч) был уничтожен во время репрессий. И тут было многократно показано честными историками, что такого не было. Я не буду приводить все имеющиеся цифры, сошлюсь только на одну: за 1937-38 годы всего было арестовано 9 506 человек, чуть ли не половина которых затем была восстановлена в армии.

Гораздо важнее этих мифологических причин была реальная крупная ошибка Сталина и советского Генштаба относительно определения направления главного немецкого удара. Сталин считал, что Гитлера в первую очередь будет привлекать экономически развитая Украина, и именно ее он будет стремиться отторгнуть. Генштаб тоже полагал юго-западное направление наиболее выгодным для нанесения ответного удара. Исходя из этого и был выстроен советский стратегический план обороны.

Но германский Генштаб наметил свой главный удар в полосе действий Западного округа, в Белоруссии. Теперь попытаемся представить себе силу этого удара. В истории войн не было ничего подобного: все сконцентрированные у западной границы немецкие войска были одновременно брошены в бой. А это было 70% всех дивизий, 75% орудий и минометов, 90% танков и боевых самолетов вермахта. На западной границе немцами было создано превосходство в численности личного состава в 1,5–2 раза.

Абсолютным новшеством, к которому Красная Армия не была готова, было то, что немецкие войска вводились в бой не по частям, эшелонами, а одновременно, острым клином, чтобы не только быстро прорвать советскую оборону, но и в первых же приграничных сражениях перемолоть и сокрушить наши войска.

- Сейчас существует миф о том, что с 22 июня 1941 года Красная армия, бросая всё, массово отступала на восток. Но если внимательно посмотреть на карту сражений за первый месяц Великой Отечественной войны, то получается, что на разных участках советско-германского фронта ситуация была разная. Что смогла сделать Красная армия за первый месяц боёв?

- Да, ситуация принципиально отличалась. Если на Западный и Юго-Западный фронт пришелся основной удар вермахта и войска этих фронтов либо с боями отступали, либо были окружены и уничтожены, то на севере и на юге ситуация была совсем не такой катастрофичной.

К середине июля сохранили способность к сопротивлению Северный, Юго-Западный и Южный фронты, восстанавливали силы войска Западного и Северо-Западного фронтов. Сюда, на самое опасное направление, со всей концов страны выдвигались новые соединения, военная техника. При всей тяжести последствий первых немецких ударов Красная Армия не только устояла, но и была готова к дальнейшему отпору.

Основной цели – уничтожения наших вооруженных сил вермахту достичь не удалось. Уже к середине июля стало ясно, что в отведенный немцами срок война с СССР не закончится, что она совсем не будет похожа на молниеносные кампании в Европе. А впереди была победоносная битва за Москву.

- Много говорится о том, что Красная армия на западном театре военный действий к началу войны имела подавляющее превосходство в технике и в живой силе. Чем реально мы располагали в районе западной границы к началу войны?

- Многими игнорируется, что на западной границе была сосредоточена далеко не вся Красная Армия. К началу войны силы и средства СССР и Германии на Западном театре военных действий находились в следующем соотношении:

Катастрофа лета 1941 года. Начало Великой Отечественной войны


5 фронтов, образованных с началом войны на базе западных приграничных военных округов, в общей сложности располагали 170 дивизиями, 2 отдельными стрелковыми и 12 воздушно-десантными бригадами. Все они не были приведены в полную боевую готовность и, не закончив оперативного развертывания, не смогли дать отпор мощным ударным группировкам немецкой армии. Например, советская авиация уже в первый день войны под бомбежками потеряла свыше 1 200 самолетов.

Теперь конкретно о войсках Западного Особого военного округа, располагавшихся в Белоруссии. Командовавший ими генерал Д. Г. Павлов для действий в 470-километровой зоне располагал 44 дивизиями против 54 немецких. При этом большинство соединений округа находились в казармах и лагерях, а 10 стрелковых дивизий совершали марш походным порядком в приграничную полосу.

- Не моли бы Вы рассказать, как воевал в первые дни Белорусский особый военный округ, развернутый в Западный фронт и почему его командующего Павлова привлекли к военному трибуналу и расстреляли в самом начале войны?

- Описать в двух словах сложившуюся на Западном фронте ситуацию очень сложно. Уже к концу дня 22 июня наметилась угроза окружения сражавшихся там войск Красной Армии. В сложной обстановке устойчивую оборону организовать не удалось. Немецкое наступление шло невероятными темпами, танковые дивизии Гота и Гудериана умело маневрировали, не ввязываясь в лобовые сражения, а выходя во флаг и тыл нашим войскам, которым явно не хватало боевой выучки по сравнению с войсками вермахта. Не было связи ни с соседями, ни со штабом фронта, не было авиационного прикрытия (приграничные аэродромы были выведены из строя), зенитных средств не хватало, поэтому немецкие самолеты безнаказанно бомбили и обстреливали советские войска.

Против войск Западного фронта действовали группы немецких армий «Центр» – самое сильное объединение войск вермахта, в чью задачу входило разбить советские войска на центральном направлении и открыть путь на Москву. И хотя фронт генерала Павлова имел примерно равное с противником количество техники и личного состава, качественный перевес, несомненно, был на стороне немцев. А понесенные в первый же день войны потери резко изменили и количественное соотношение сил.

23 июня генерал Павлов решил нанести мощный контрудар, но удалось лишь ненадолго остановить врага. Кроме того, между армиями фронта образовался 130-километровый разрыв, чем воспользовались маневренная группа танковых армий генерала Гота и устремилась на Минск. К 25 июня немецкие танки подошли к Минскому укрепленному району.

К 28 июня стало ясно, что войска Западного фронта потерпели стратегическое поражение, что в обороне советских войск образовалась брешь шириной более 400 км. Для немцев открылась дорога на Москву. Генерал Павлов был отстранен от командования фронтом, вызван в Москву и отдан под суд военного трибунала (позднее расстрелян).

Был ли Павлов действительно виноват или это была жертва, нужная для демонстрации «виновников» катастрофы?

У Западного фронта, оказавшегося на острие главного удара, было немного шансов устоять против немецкой машины блицкрига. Но в то же время Павлов считался опытным военачальником, и на него Ставка возлагала большие надежды. Тем не менее, он не проявил нужной решительности и инициативы, не смог организовать имеющиеся у него огромные силы и средства для отпора врагу.

На мой взгляд, главной причиной принятого Сталиным решения отдать Павлова под суд было то, что из-за катастрофы на Западном фронте оказался открыт стратегический путь на Москву. Тяжелейшее поражение на Западном фронте потребовало дополнительных невероятных усилий по защите Москвы.
Позже Павлов, начальник штаба фронта Климовских и ряд других командиров были реабилитированы «за отсутствием состава преступления». Но формальная реабилитация, на мой взгляд, не означает, что эти командиры совсем не были виновны в произошедшей катастрофе.

Между прочим, окруженные армии Западного фронта продолжали сражаться до 8 июля, сковывая крупные силы противника. Соединения, части и даже отдельные подразделения весь июль и август самостоятельно выходили из окружения. Так что не отсутствие героизма у рядовых солдат и командиров было причиной поражения войск.

- Как Вы считаете, какие сильные и слабые стороны были проявлены в действиях Красной Армии в первом периоде войны?

- В первый период войны армия училась воевать – воевать по-новому, с хорошо подготовленным жестоким врагом, оснащенным отличной техникой, обладающим доселе непобедимой стратегией. И она к зиме 1941 года в основном уроки современной войны усвоила. В 1942 году сражения шли с переменным успехом, а к 1943 году стратегическая инициатива была уже окончательно перехвачена Красной Армией.
А народ и государство учились перестраиваться на военный лад, когда все было только «для фронта, для победы». Именно эта военно-мобилизационная система не только довела дело до Победы, но и создала за четыре послевоенных года ядерную промышленность, а затем и ракетно-космическую. Думаю, что тогда в мире не было другого народа и другого строя, способного на это. Недаром во всем мире это называли «русским чудом».



Tags: 1941, Великая Отечественная Война, Гитлер, Красная Армия, Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments